Одна долгая история

Одна долгая история

Давай, пробуй!

Сто лет настоящего вкуса и радости.

Мы приехали в Борн в 1912 году для того, чтобы потом поехать в Аргентину. Первыми из Нусии, Аликанте приехали Хоан и Хосефа. Они были очень смелыми и мечтали об успехе, поэтому они поменяли горы на жизнь возле моря. Следом за ними приехали их соседи, а также многие другие, потому что нужно было думать о будущем, и Америка была Землей Обетованной в то время.

Pere Juan Iborra

Ожидая перемен, мы сделали ор чад из привезенного земляного миндаля и Хоан, первый представитель пяти поколений продавал его за столиком на улицах, наливая из кувшина, предлагая Давай, пробуй. Он был очень привлекательным и его образ остался в памяти именно таким.
Мы начинаем с Пасео Насьональ, сейчас Жоан де Борбо. Мы носили рубашки и черные шляпы валенсийцев, а женщины – длинные до щиколоток юбки с мулетой на поясе. Орчатерия была самой первой в районе. По ночам, во время представления фламенко, Рафала – клоун, одетый в огненно красные одежды, вызывал радость у детей. Орчад и взбитое молоко с яичным белком были уникальными продуктами, сделанными собственными руками, хорошо взбитыми и отлично перемешанными.

В ожидании прибытия судна

Прибытие судна сильно задерживалось, и сын Хоана и Хосефы — Пере Хоан уже стал взрослым. Однажды, во время одной из поездок в Нусию, пристальный взгляд Херонимы вызвал у него абсолютно новые чувства. Они поженились, вместе приехали в Барселону и занялись бизнесом.

И мы продолжаем делать тоже самое в сладком магазине на углу Побле Ноу через сто лет, поклоняясь вкусам, которым мы посвятили всю свою жизнь. В наше время для того, чтобы соблюдать качество и привычные вкусовые ощущения, необходимы новые технологии, обучение, вложение средств и много упорства для того, чтобы делать это всегда хорошо.
В один прекрасный день пришло судно, и мы разделились: Пере Хоан, брат и родители – все мы остались, в то время как остальные продолжили путешествие. Отлично разместившись на улице Пикассо дель Борне и затем на Барселонете, Дядю Че было невозможно остановить. Мы хорошо помним, как в 20 годах у нас были рестораны, кафешантан, сцена. Но настоящее чудо встретилось нам в нашем магазине на углу, находившемся в Побленоу.

Херонима занималась тем, что мыла миндаль, молола его, растапливала, взбивала, процеживала, охлаждала и делала мороженое кончиками пальцев и своими сильными запястьями. Кроме этого она заботилась о своих четверых детях: Пепите — старшей, Хуанито, Антонио, Альфонсо и Марии. Пепе Хоан улаживал дела компании своей семьи.

La horchatería en 1950

Она выглядела величественно, сидя за небольшим прилавком, который выходил на улицу, и продавала арахис, земляной миндаль, нут и горячие каштаны, которые дети покупали за монетки. Однажды Херонима вручила ключи от орчатерии своему сыну Альфонсо, распорядившись без лишних слов: — Завтра ты начинаешь работать. Свою единственную отдушину он находил в пятом ряду Дворца Кино на Виа Лайетана, наедине сам с собой, для того, чтобы без свидетелей дать полную волю своему неистовому желанию летать. Однажды, как и всех членов семьи Иборра, в Нусии его настигла любовь. Он женился на Марухе Кано, вместе они открыли несколько магазинов на улице Лопе де Вега в Побленоу, но, в конце концов, орчатерия победила.

3ª Generación del Tio Ché: Alfonso Iborra y Maruja Cano
Потомство Дяди Че: Альфонсо Иборра и Маруха Кано

Угловой магазин Дяди Че в те времена, точно также как и сейчас, был частью жизни района. Дети были счастливы, потому что с детства работали вместе со своими родителями. Район всегда был таким же, как и сейчас, ничего не поменялось, магазины всегда находились на одном и том же месте. Если улица была отдана детям, то площадка была местом, куда их приходилось отправлять. Скамейки были воротами футбольных матчей и местом, где происходили всевозможные приключения.

Хотя счастье не длилось вечно. Во времена войны первые бомбежки над Побленоу произошли со стороны моря; позже прилетели самолеты и в самые страшные моменты два или три самолета летали над районом до четырех раз за одну ночь.
На улице Вад Рас, напротив Альянса Вьеха, бомба разрушила два квартала зданий. На одном из нижних этажей находился «Дядя Че». Бомба застала семью в разгар обеда, они потеряли и магазин, и родной дом.

Tía Maria con María 1958

Жизнь в рабочем районе предполагала постоянную работу и ничего больше. Женщины работали на фабриках и уже в тридцать лет они уходили выполнять домашнюю работу. В этом районе не было ни одного соседа, который не работал бы в какой-либо мастерской или на одном из огромных предприятиях так называемого каталанского Манчестера.

Жизнь орчатерии всегда была практически одинаковой. Смесь семейной жизни и работы. Бабушка делала работу за двадцать человек, в одну бадью вкладывала другую со льдом, взбивала сливки для мороженого, либо делала лимонад со льдом или орчад, и продолжала, не останавливаясь, потому что взбивание – это именно то, что охлаждает и придает нужную консистенцию сливкам. Мария Иборра, представительница четвертого поколения, вспоминает о том, что ее первым подарком был фартук.

Хотя Тереза и Альфонсо, представители четвертого поколения и Ирене и Наталья, которые относятся к пятому поколению, начали заниматься торговлей тогда, когда она была на подъеме, все прекрасно понимают их ответственность перед целым районом, который выступает в роли свидетеля и никогда не позволит потерять качество продукта, о котором необходимо заботится каждый день без исключения.

Мы стараемся сохранить бизнес, благодаря которому мы живем и имеем возможность развиваться, говорит Тереза, которая является его теперешней владелицей. Мы не можем опустить руки. Сейчас производить и охлаждать проще всего, но обеспечить отличное качество и сервис, совсем непросто. Все те, кто работает здесь, очень прилежные сотрудники. Мы остаемся верны тем принципам, которые передали нам основатели бизнеса. С уверенностью можем сказать, что все, кто будет продолжать наш бизнес, будут поступать именно так.

Это усилия всей семьи, которая всегда находится начеку. У нас господствует Нежность. Все, что нас окружает, очень домашнее: это касается как продуктов, так и нашей привычки общаться с клиентами. Мы продаем желания, хотя они и являются самыми здоровыми продуктами, это – плоды воображения, поэтому мы очень стараемся, чтобы наши гости получили настоящее удовольствие до посещения орчатерии, во время своего пребывания в ней, а также после ухода. Мы очень трепетно относимся ко всем нашим гостям, также как мы относимся и к нашему нежному напитку — орчаду.

El Tío Ché con colboradores

Наши клиенты – настоящие гурманы

Клиенты хорошо понимают, если ты переборщил с сахаром или с водой, говорит Альфонсо Ибарра, представитель четвертого поколения продавцов орчада. Они приходят уже много лет, и большинство из них всю жизнь являются нашими клиентами, по этой причине, им нельзя предлагать другой вкус, непохожий на тот, который они помнят. Твоя ответственность за продукт очень велика. Я изменял состав некоторых сортов мороженого, оставляя прежней основную формулу, но после добавления новой технологии всегда появляются изменения. Каждое изменение получает комментарии наших клиентов. Один раз в год мы создаем новые продукты. Хотя появление новых вкусов не является какой-то особенностью, это — желание наших клиентов, которые хотели бы, чтобы мы это делали.

Производством халвы мы занялись в 97 году. Я записался на курсы кондитерских изделий и закончил их. Сейчас декабрь пролетает как один миг. Качество и правильное приготовление шоколада является основополагающим моментом, температура на два или на три градуса ниже или выше сильно влияет на продукт. Я научился ремеслу у своего отца. Он умел находиться во всех местах одновременно. У него я научился беречь продукт, который достался мне по наследству, в орчатерии это является моей прямой обязанностью, если я не буду заботиться о продукте… Мы живем этим и наши принципы очень просты: выполнять нашу работу хорошо.

Моя мама поддерживала работу орчатерии, а мой отец занимался покупками и также организовывал ее работу.
Мне бы хотелось быть клиентом орчатерии. Сесть на террасе, наслаждаясь своим орчадом, это было бы настоящим счастьем. Здесь можно было бы встречаться, представляю себе, как приходят мои друзья, мы садимся, разговариваем, проводим время…

Это мечта, которую я храню с детства… с тех пор как я начал готовить франкфуртские колбаски, становясь на ящики из-под пива для того, чтобы достать до кухонной плиты.